17:50 

о_о_о_о

antananariva
Затем, извините, ваши семь минут истекли.
Автор: Anasteischa Milleniym Reisoran.
Заказчик: ~Lavi~
Название: Психбольница открыта или Медовый месяц.
Фендом: Ди Грей Мен.
Пейринг: Лави\Канда, Тики\Аллен, Кросс\Комуи, Джаздеби\Крори, Дебитто\Джасдеро.
Рейтинг: NC-17.
Жанр: Романтика, Яой, Стеб... в чем-то может быть PWP, хоть я и постараюсь его избежать, но кекс будет)))...
Приписка от 15.12.08: я уже не в чем не уверена. Это не то флаф, не то стеб... не то еще что-то... но это ЧТО-ТО.
Саммари: Выживание в условиях абсолютной психушки или пару дней выходных.
Размер: Oneshot. (семь подглав)
Дискламер: Отказываюсь.
Размещение: нельзя.
Предупреждение: ООС.
Предупреждение№2: прежде чем читать это... подумайте о своей голове? Я конечно горжусь своим творением... но поверьте... это была первая попытка написать... да я даже не знаю что! Первоначально это было ПВП-драббл... которое я написала наверное месяца три назад — и то, настолько криво, что оставила его в папке недописанных фиков. Потом я хотела, что бы это было мини... НО: потом я решила это переделать в миди — все равно меня не устраивало то, что было... В итоге получилось ЭТО.
От автора: Это мой подарок №1. Спасибо, Лави)))

Начало или день первый)))
Пейринг: намек на Тики\Аллен и Лави\Канда.

- Объявляю! - Комуи, с видом абсолютно спокойного психа, с глазами-звездочками и плутоватой улыбкуй, стоял посреди группы искателей и экзорцистов, потирая ручки. - В связи со свадь... точнее с встре... точнее.... Ну в общем благодаря Аллену, мы договорились с Графом Тысячелетним. На время медово... точнее с... в общем на время пребывания в ордене господина Ноя Тики Мика, у нас объявлен выходной!
Веселее всего было смотреть на то, как вытягиваются морды маршалов — за такое зрелище Комуи не пожалел бы и собственной жизни — благо обошлось только сдатием... то есть маленьким откупом в виде королевской кровати, дорогого шампанского и клубники.
Люди все еще не поняли своего положения, поэтому, дабы добить их, Комуи громко завершил:
- У нас недельная попой... - после чего осекся — у нас недельный отпуск!
Зал взорвался радостными аплодисментами. Некоторые даже стали судорожно искать Аллена, дабы замучить его в своих сладких объятьях... но не судьба. Тики утащил Аллена еще вчера, когда они только внесли туда постель и с тех о юном, но уже всеми любимом экзорцисте не слышал никто.
И только Канда, с каменным выражением лица смотрел на радостный гомон. И думал он лишь об одном:
«Этот рыжий так вчера и не вернулся!»

День второй или День когда маршалу Кроссу удалось затащить Комуи в медпункт.
Пейринги: Кросс\Комуи, Лави\Канда, намеки: Мари\Миранда, Коврик\Крори.

Второй день импровизированного отпуска начался для Канды не лучшим образом. Потому что проснулся он в три дня... не в своей постели... не в своей комнате... хотя бы в своей одежде... рядом что-то похрапывало. Юу стал судорожно вспоминать, что вчера было, но упорно помнил, только одну вещь — ему налили саке. И полная пелена окутывала разум. Кажется где-то на задворках памяти был образ танцующего на столе перед Кроссом Комуи... и краснеющая Линали, попивающая что-то с Роад и Джаздеби. Нет... еще там было что-то про невинность... Аллена.
Выкинув из головы... по крайней мере попытавшись не думать о какой невинности шла речь, Канда чуть приподнял мутные глаза.
Что-то рядом тоже закопошилось — проснулся ведь Канда не просто так, а от рева, что прошелся через весь Орден и завершился... на кухне. Где Канда и находился. Рядом храпело несколько искателей... но их безмятежный сон не мог длится вечно.
Некоторые, только проснувшись, снова присасывались к горлышкам бутылок, что сам Канда счел неприличным и в раздражении пнув стол, он встал... зря он это сделал. Может быть он и ходил по земле уже больше шестнадцати лет на своих двоих... но сегодня видимо ноги решили взять выходной, потому как мышцы ослабли и он чуть было не упал... лицом в чье-то пестрое боа. Благо чьи-то руки подхватили его и не дали продолжить падение.
- Юу? С тобой все в порядке? - Как бы Канда не старался — из-за гула в ушах он так и не смог распознать голос того, кто его спас. Он попытался повернуть шею, но боль заставила отказаться от этого. В конце концов он остался в прежнем положении, пытаясь сфокусировать взгляд.
И ему удалось взять себя в руки... когда чьи-то руки просто подхватили его. Перед его взором предстал тот, по чьей вине он вчера напился. Точнее из-за чьего отсутствия он решил чуть-чуть выпить. Это был враг всего Японского народа, лжец, самый отвратительный, беспринципный, красивый, сек... лжец в общем!
Это был Лави. Он нес Канду на своих руках, куда-то.
- Все хорошо, Юу? - Историк младший обеспокоенно порой переводил взгляд на свою ношу. Канда решил промолчать. Но когда все-таки собрался что-то осуждающе и протестующе промычать... они вошли в главный зал. Не то что у Лави, даже у Канда глаза стали размером с фары джипа.
Если когда-то это и был главный зал — святейшее из мест Ордена, то это было явно не сейчас.
Главный зал можно было смела назвать декорацией к фразе «Намечалась частная вечеринка: я, мой босс, четыре его коллеги и половина города Лондон со всеми родственниками».
Стены были разрисованы, но полу валялись... кажется еще вчера это был научный отдел, около стены располагалось большое здание из бутылок... точнее тюрьма, внутри которой тихо, как маленький спал Рассел. Конфетти, «дождики», реки вина, чьи-то смазанные снимки — все это устилало пол.
На стенах, помимо соревнования на знание культурного мата были чьи-то следы. При чем создавалось впечатление, что кто-то действительно ходил по стенам. Следы поднимались все выше и выше. И по мере того, как они поднимались, подымали голову и стоящие в ступоре экзорцисты. Все выше и выше.... пока глаза не дошли до потолка и не коснулись люстры... на которой мирно посапывала Роад и где обнаружился источник шума — она спала, сжимая в руках Реро, что тому видимо совсем не нравилось. Оттого он и поскуливал периодически, на что Мечты Ноя реагировала игривым смехом и сжимала зонтик еще сильнее.
Самым удивительным во всем этом было то... что был пьян даже робот, на чьем дисплее красовался смайлик -Х_Х. А чуть ниже была приписка, сказать которую в слух не решился бы даже Граф.
Канда взял себя в руки быстрее, чем Лави и всего через полминуты стоял на своих двоих... опираясь на стол, чтобы не упасть. Книжник на это вообще никак не отреагировал. Глаза его все еще косплеили дорогие фары джипа.
- Что здесь произошло? - Канда бы засмеялся, если бы не был так сильно сосредоточен на источнике своих проклятий — опоздавшем Лави, из-за которого он и решил вчера, что немного выпить - не так уж и плохо.
- Аллена женили на Тики Мике и Граф в качестве медового месяца обязался не нападать и не устраивать терактов в течение недели. - Пробурчал кто-то пьяным голосом проползая под столом, на направлению к открытой, полупустой бутылке с вином. Но немного не рассчитав, это-то кто-то уперся носом в ножку стола и в следствии того, что стол был из железа и прикреплен к полу, неизвестный ученый остался всего в двух метрах от своей цели.
- Фех. Пришел бы вчера, не задавал бы таких глупых вопросов. - Всем своим видом... кроме трясущихся ног, Канда выражал свое осуждение.
- Значит ты обиделся, что я опоздал? - И его лицо расплылось в такой улыбке, что Канда бы стремительно покраснел, но вовремя решил повернуться. Однако негнущиеся ноги на это отреагировали так же пофигистично, как и когда экзорцист попытался в первый раз встать. В итоге ему пришлось снова оказаться на руках книжника.
Но теперь никто его уже не нес на руках. Видимо чувство юмора сыграло здесь свою не положительную роль и Канда бы перекинут через плечо. Но голова его уже тогда изрядно кружилась, и он не стал возражать против доставки на дом бесплатно. И даже «стерпел» то, что рука Лави лежала на его пятой точке, как бы не давая японцу упасть и одновременно... Но об этом представитель самураев решил не думать.

Первая половина пути после того, как они увидели во что превратился главный зал, прошел спокойно. То тут, то там они встречали веселящихся искателей и просто служителей.
Но стоило им начать проходить вторую половину пути, как их встретили новые препятствия.

Крори, каким бы хорошим он ни был, не знал, что такое выходные вообще. Всю жизнь проживший в изоляции, он был олицетворением тружеников. То же могла сказать о себе Миранда. Нет, не то, что она не знала, что такое выходные, а то, что выходных у нее как таковых никогда не было — потому что с работы ее постоянно выгоняли. И слово «выходной» вызывало у нее лишь плохие эмоции.
Поэтому оба незадачливых экзорциста, накупив дорого коньяка за счет Крори, сидели в его комнате... половина стены и дверь которой были разрушены, и пили. По стопочке. Маленькой. Около трех небольших сосудов, литра на три, были уже опустошены и двое неудачников по жизни сидели в обнимку.
В эту компанию странно не вписывался сидящий там Мари, который залепив уши чем-то, постоянно подставлял стакан, что бы ему тоже налили.
От комнаты на четвереньках отползали люди из ученого отдела. Канда так же за всем этим наблюдал, но к верх ногами, что тем не менее не мешало ему видеть всю картину целиком.
- Берегись — прохрипел кто-то, чье лицо было измазано в помаде и туши — они сейчас споют! - Не успела парочка осознать смысл фразы, как оба в невинность пьяных экзорциста набрали побольше воздуха и ужасно фальшивя, стали петь ОСТ из Лаки Стара, что было настолько ужасно, что Лави, не жалея себя со всей одури понесся дальше по коридору, теперь понимая, почему Мари вдруг снял свой слуховой аппарат и сидел там.
И даже три хищных цветка не остановили бегство книжника — потеряв половину штанины, он-таки пробрался к повороту и забежав в коридор попал в другую комнату, спешно закрыв за собой дверь и сбросив с плеча Канду, который уже и не надеялся остаться в живых.
- Я не выживу. - Канда мелко дрожал — такого он еще никогда не слышал и не ожидал услышать.
- Знаешь, а по моему это было не так уж и... — попытался пошутить Лави. Но не вышло. Канда, схватившись за живот лежал на полу и мелко дрожал, учащенно дыша. - С тобой все хорошо?
- Нет... - Последовал сдавленный ответ, после которого Лави перенес Юу на ближайшую чистую кровать, за ширмой.
Покопавшись в аптечке, - которая скорее всего принадлежала какому-то извращенцу, так так ацетилсалициловая кислота ака просто аспирин, делила там место с афродизиаками, виагрой и еще черт-знает-чем, - Юу все-таки достал ношпу закрыв данный опасный ящичек. Там даже валялась десятилетняя полупустая бутылочка «секс-барьер для котов». Что она там делала, Лави заблаговременно решил не думать.
Канда, сжавшись в позе эмбриона, немного побледневший, лежал на постели. Его слегка мутило и болела голова. Решив, что больше не будет пить на пустой желудок, он благополучно предоставил себя в руки книжника, потому как все медсестры еще вчера были благополучно отправлены в командировки, что бы не мешать отдыхать трудящимся.
Где-то через три с половиной минуты, после того как оказался на кровати, мечник просто отрубился.

По его подбородку, щекоча нежную кожу, текли с губ струйки холодной воды.
Приоткрыв глаза, Канда увидел перед собой лица книжника младшего, которые поил его с помощью поцелуя.
Оттолкнув от себя рыжего, Юу судорожно натянул на себя простынь, что было бесполезно, но тем не менее давало хоть какой-то гарант безопасности.
- Ты-ты-ты что делал? - Выпалил красный как рак экзорцист... жаль, что муген находился далеко, потому что в этот момент, только бы скрыть свое смущение, Канда не побрезговал и прибить книжника.
- Ой, Юу, а ты даже краснеть умеешь! - Лави глупо улыбнулся... ну и как можно было злиться на этого оболтуса? Канда например даже не знал.
От смущения он хотел уже ляпнуть что-то... как дверь в медпункт открылась. Сам того не осознавая, он схватил Лави, и зажав ему рот, стал прислушиваться к внезапным посетителям. Волновала его всего одна вещь — что бы его не увидели с Лави.
- Да... это твой кабинет. - Раздался подозрительно слащавый голос маршала Кросса, от звука которого Канда сжал рот Лави еще сильнее — сплетника с более длинным языком надо было еще поискать.

- Да??? А где стол? - Слегка высунув головы, более привыкшие к окружающему мраку парни с легкостью разглядели Кросса, на руках которого как ни в чем не бывало лежал Комуи. Очки отсутствовали, из одежды были лишь штаны, да кроссовский плащик. Волосы были растрепаны. Щеки покрывались равномерным румянцем, что очень его красило.
Кросс в ответ на вопрос посадил парня на кровать.
- Твой стол унесли в починку. - Он сосредоточенно пытался отобрать у Комуи свой плащ. Но то ли в беспамятстве, то ли просто от вредности, Хранитель лишь крепче сжимал тонкую ткань в сильных пальцах.
- А где Линали и кофе?
- Линали пошла отдыхать. - Все так же улыбаясь ответил маршал, с горем пополам отобрав у Комуи свою плащ и отбросив его.
Вроде бы препятствий больше не было и Кросс с чистой совестью собирался уже стянуть последнюю деталь одежды, как...
- Отдыхать??? - Закричал он и вскочил с постели, столкнувшись с Кроссом. - Рассел тоже недавно отправился на отдых. Ах он Рассел-осьминог! Он решил украсть мою сестренку! Я не дам!
Проявляя чудеса, неизвестно откуда, Комуи достал бомбу, небольшого карманного размера, напоминающую своим видом ядро, с фитильком. Он уже было сделал шаг в сторону двери, как его снова подняли на руки, отобрав бомбочку и вручили фляжку, после чего тихо стали укачивать.

Если бы Канда не видел это собственными глазами, то никогда бы не поверил, что маршал может действительно кого-то укачивать как маленького ребенка. Оказалось что может.
- Тихо, Комуи, тихо. - Проследив, что бы хранитель выпил все до дна, маршал аккуратненько положил его обратно на кровать.
*Что он собирается делать?* - Отпустив Лави, знаками попытался спросить у него Канда. Судя по улыбке, книжник его понял.
*А то ты не знаешь?* - Был ему ответ.

Тем временем Кросс окончательно раздел свою ношу и положил ее на постель.
Легонько пройдясь руками по черным волосам парня, маршал аккуратно опустился рядом.

Канда покраснел до кончиков волос. До него дошло, что сейчас будет. И даже зная, что наблюдать в общем-то неприлично, он тем не менее не мог отвести глаз от этой картины. Благо кровать, избранная маршалом оказалась почти скрыта невысокой ширмой.

Похоже Комуи дошел именно до той степени опьянения, когда тебе ничего не важно и когда отвечаешь с энтузиазмом на любое действие.
Не дав маршалу даже элементарно снять жилетку, он рукой отстегнул полумаску Кросса и отбросив его на стол, впился поцелуем в теплые губы. Ухмыльнувшись одними только уголками губ, мужчина закрыл глаза и обняв за талию хранителя принял роль инициатора на себя.
Но Комуи, даже в пьяном состоянии был все тем же Комуи. Поэтому повалив маршала на постель, он оказался сверху. Выразив свой восторг громким «Ура», Комуи продолжил свой поцелуй.
Оторвавшись от губ, он одной рукой уже пытался снять с маршала жилетку, но тот максимум, которого он добился, были несколько расстегнутых пуговиц у шеи.
Лицо Кросса светилось довольной улыбкой, однако он не спешил в чем-то помогать Комуи, лишь наблюдая за его манипуляциями.

Канда закрыл глаза руками, но все-таки наблюдал сквозь щелочки пальцев за тем, как пьяный Комуи...
В тот момент, когда он уже хотел провалится сквозь землю, Юу почувствовал, как сзади его обвили руки Лави. Ладони забрались под рубашку, прошлись по животу, ребрам, после чего коснулись груди и немного потерли соски, тут же болезненно напрягшиеся.
- Ты... - Шепотом начал Канда повернув голову в сторону Юу. Однако его оставили чужие губы, захватившие его собственные в плен поцелуем. Одна рука Лави вылезла из-под рубашки и обхватила шею мечника, а другая все крепче стала прижимать податливое тело.
Оторвавшись от губ, Лави с плутовской улыбкой сказал:
- А разве тебе ты не возбудился, глядя на них? - И повернул голову Канды в стороны маршала и хранителя. Там начало происходить самое интересное действо.

Комуи, предварительно расстегнув штаны, стал гладить эрогированный член своего любовника, при этом все еще уделяя особое внимание искусным губам Маршала. Оторвавшись от них, он еще раз прошелся по шее, потом по скрытому одеждой животу, после чего его губы заняли место руки.

Обведя языком головку члена, Комуи тем не менее смотрел в глаза Мариану, что добавляло картине некоторую... Канде даже сложно было сказать, что в этой картине было такого, что он не мог назвать ее пошлой. Наоборот, то что он видел казалось ему до странного правильным. и... красивым.

Обхватив член губами, Комуи легко заскользил головой вниз, продолжая ласкать основание пальчиками. Судя по судорожному вздоху, Мариану это нравилось. Несильно сжав в кулаке волосы Комуи, маршал чуть выгнул спину от удовольствия, что пронзало его насквозь.
Язык хранителя легко прошелся по всей длине достоинства, после чего окончательно захватились его в плен своих губ.

Лави залез ему в штаны и уже обхватил пальцами напрягшуюся плоть, слегка погладив головку большим пальцем.

Довольно скоро ритмичных движений рта уже не хватало, как самому Кроссу, так и Комуи.
Выпустив эрекцию изо рта, Комуи переместил свое тело чуть вперед, упираясь коленями по обе стороны от бедер маршала, а одной рукой для равновесия, держась за поручень рядом с плечом Кросса, но пока еще не спеша что либо предпринимать, лишь слегка дразня член прикосновениями руки. Лицо его, с покрасневшими щеками при этом было почти у лица Мариана.
Приняв на себя право продолжить этот вечер, Кросс, стянув предварительно перчатки, коснулся члена Комуи, заставляя того полностью сосредоточится на своих руках и губах. Обняв хранителя за талию, он потянул его на себя, поудобнее устраиваясь на не особо большой и комфортной кровати.
Руки Комуи легли на плечи Кросса, лицо он так же склонил к плечу, отдавшись полностью своим чувствам.
Аккуратно введя один палец в анальное отверстие, маршал стал осторожно массировать дырочку изнутри, что бы не причинять лишней боли любовнику. Со стороны самого Комуи он услышал лишь шипение и легкий стон. Немного подождав он ввел еще один палец, а затем и еще, что было встречено стоном боли и бессвязным шепотом.
Однако когда при очередном движении пальцев, Комуи вместо сдержанного шипения застонал в голос от нахлынувшего наслаждения, маршал понял, что нащупал простату.
Однако как бы ни были приятны громкие и протяжные стоны Комуи, Мариан все же предпочел удовлетворить и свои потребности. Хранитель, кажется, понял это без слов, потому что, как только пальцы исчезли, он сел на бедра маршала, упираясь руками в его живот и слегка приподнявшись, стал опускаться на эрогированный член своей дырочкой. Тело его покрылось мурашками, сам он мелко задрожал а изо рта вырвался сдавленный стон, тут же сменившийся тихим выдохом.
С самым хитрым выражением лица, Мариан положил руки на талию Комуи и встречным движением бедер полностью вогнал эрекцию в парня, наслаждаясь приятным давлением еще не очень хорошо разработанного отверстия.
Дав пару минут на то, что бы привыкнуть к новым ощущениям, Кросс сделал еще один толчок, который был встречен на удивление громким «Даааа». Мариану даже не пришлось ловить темп — он сделал еще пару движений бедрами, после чего сам Комуи, поняв что к чему, стал насаживаться на его член, задавая свой темп.

Смотря на все это, Канда уже не мог контролировать собственное возбуждение.
Пальцы Лави были у него во рту и он старательно обсасывал их, пока второй рукой книжник гладил его член, проводя пальцами по всей длине. Бедра же мечника оказались прижаты к бугорку на штанах Лави.
- Правда сейчас Комуи очень красив. - Шептал ему на ухо рыжий. - Ему наверное очень приятно. Я уверен ты бы выглядел еще сексуальнее. - И еще какой-то лепет, против правдивости которых было не поспорить — хранитель, с капельками пота на белой коже, извивающийся, выглядел восхитительно. - Вот что значит заниматься любовью, а не просто трахаться. Красиво, да?
Канда промямлил что-то в ответ, но это впрочем было не так уж и важно.

Член маршала хорошо стимулировал простату хранителя, что выливалось в очень громкие стоны, переходившие почти в крики.
Однако через некоторое время, Мариан снова положив руки на талию парня, стал двигаться во встречном движении, вынуждая Комуи приноровится к новому ритму, что было встречено лишь одобрительными стонами.
Когда до конца оставалось совсем немного, маршал положил пальцы на эрекцию хранителя и стал быстро водить рукой по стволу, порой задевая головку или даже специально обводя ее большим пальцем.
Хрипло застонав, маршал вцепился в бедра хранителя и последним завершающим движением вогнал свой член, кончив внутрь Комуи. Одновременно с ним на вершину экстаза вознесся и хранитель, обессиленно упав на маршала, мелко дрожал все еще переживая спазмы наслаждения.

Канда точно так же захрипел, только вот не так громко и со стоном разрядился прямо на руку Лави.
Тот поднес руку в белой жидкости ко рту мечника и тот послушно стал ее облизывать, слизывая свою собственную сперму.

Придя в себя только через несколько минут, Канда уже готов был убить Лави за одно то, что он заставил его на это смотреть.
Но времени не было и собравшись, оба экзорциста тихо стали пробираться по стенке мимо умиротворенных взрослых. Однако помимо того, что дверь была закрыта, оставалось еще одно препятствие — может Комуи и спал, уткнувшись носом в шею, но сам Кросс спокойно курил, все еще прижимая к себе хранителя и для верности накрыв его одеялом.
До двери было чуть больше двух метров, но попасться на глаза никто не решался — оставалось лишь продолжать ждать. Но не зря же Кросс был маршалом? С самым спокойным выражением лица, выдыхая дым, он сказал обыденным тоном.
- Еще раз поймаю на подглядывании... и можете считать, что вы тоже станете частью представления. - Канда со всех ног бросился к двери и выбежал, оставив ее открытой. Лави также пронесся, но более спокойно, спеша догнать мечника, оставшегося в штанах и полу расстегнутой рубашке, с красным как у рака лицом.
- Подожди, Юу!

Догнал историк японца лишь тогда, когда тот вбежал по лестнице на странно пустующий этаж.
Одной рукой тот поддерживал незастегнутые штаны, а в другой он держал меч.
запись создана: 27.11.2011 в 21:01

URL
Комментарии
2011-11-27 в 21:02 

antananariva
Затем, извините, ваши семь минут истекли.
- Я тебя убью. - Повернувшись на сто восемьдесят градусов, и выставив перед собой меч, Канда раздраженно смотрел прямо в глаза книжника, виня того во всем, даже в том, в чем Лави не мог быть виноват, потому как еще тогда не родился. - Сделай только еще один шаг и можешь навсегда забыть о своей жизни. От тебя не останется ничего. - В подтверждение угрозы, Канда уперся спиной о перила, и справившись кое как со штанами хотел уже закричать:
- Не...
- НЕВИННОСТЬ, АКТИВАЦИЯ!!!!!!!! - Кто-то опередил Канду. По всему этажу прошелся поток чистой силы, который задел бы и двух незадачливых экзорцистов, но Лави во время подхватил сопротивляющегося для приличия Канду и увеличив молоток быстро оказался тремя этажами выше, со стороны видя, как два пьяных искателя не успели уйти и чистой силой их просто припечатало к стене.
- С меня хватит. - Оттолкнув от себя Лави, Юу с твердым намерением больше никогда не попадать в лапы историка-маньяка-извращенца (все синонимы имени Лави), пошел к лестнице и благополучно скрылся с места недавнего инцидента.

Решив дать немного отдохнуть своей второй половинке, - не смотря на болезненное возбуждение - книжник пошел на поиски историка старшего, неизвестно куда запропастившемся еще после того, как они только вступили на территорию храма.
Что бы без потерь спуститься в главный зал, пришлось конечно очень сильно постараться, но тем не менее ему это почти удалось.
За исключением того, что когда он пробирался обратно мимо комнаты Крори.
Крори спал, почему-то засунув голову под ковер. Миранда тоже дрыхла, положив голову на плечо Мари. Сам же Мари изредка подливал себе коньяка... Лави даже предпочел не думать о том, сколько он выпил до этого.
Вернувшись в большой зал, он не обнаружил Роад на люстре, но зато роботу на дисплее помимо смайлика нарисовали красные полосочки — видимо означающие то, что робот покраснел.
На стене прибавилось пару матных слов, а незадачливый ученый до сих пор пытался проползти сквозь стальную ножку, дабы дотянутся до самого сокровенного... которое впрочем уже было в руках Лелибел. Высокая красавица с самым пофигистичным выражением лица сидела около стола и лакала вино из небольшого блюдечка. Выражение ее лица при этом было такое, словно это ничего — что она сидит в логове врага и лакает спиртное.
- Что-то не так? - Она спросила это тем самым тоном, который предполагает немедленно убраться с глаз говорящего.
- Да нет, ничего. - Лави предпочел не разбираться, что тут вообще происходит. Хотя он и помнил, что тут что-то кто-то говорил на счет положения дел в ордене — но тот человек был настолько пьян, что разобрать не удалось и половины его лепета.
Пришлось переться в самое обычное для книжников место — ненавистную Лави библиотеку, книги которой ему пришлось прочесть еще до того, как некоторые вообще научились читать.

Канда сидел в чьей-то комнате с таким видом, словно это была его комната и его кровать и пил он свою заначку — очень неплохую горилку, перцовую.
Его голова уже не раскалывалась, но на глазах была словно пелена.
Раздраженно шипя он порой пускал эпитеты в сторону обыкновенного не хищного цветка на горшке.
- Представляешь — грозно начал он после очередных двухсот грамм — он думает, что я его люблю! Нет ты представь! - Он даже рукой с бутылкой всплеснул в негодовании. - Этот идиот думает что я его люблю и как следствие из этого думает, что может творить со мной сначала то, — щеки теперь краснели не от спиртного а от недавних воспоминаний — а потом это... - и шепотом добавил — плевать что приятно! - После чего снова в голос - Почему он думает, что может вытворять это со мной без моего разрешения? А? - надо отдать должное цветку, он как стоял на подоконнике, так и продолжил стоять, немного шелестя красноватыми листиками, что Канда принял за осуждение, еще... точнее уже не понимая, что говорить с цветами в общем-то считается не совсем нормальным и такое качество не должно присутствовать в нормальном человеке, коим Юу себя считал. - Ну и что теперь? Он меня достал своими приставаниями. В конце концов почему я всегда снизу? - голосом маленького ребенка спросил он. И как знак свыше — легкий ветерок — а точнее шатание из стороны в сторону даже сидящего тела — прилепил ко лбу пару прядей волос, кончик который лежал на плече. Найдя виновника своих бед, Юу злобно на них посмотрел. - Это все из-за вас!
Он хотел было их отрезать... но только сорвал резинку и распустил локоны... после чего благополучно отрубился.
Двухлитровая бутылка с горилкой была пуста.

Обнаружил он историка, как и ожидалось — в библиотеке.
- Эй, старая панда, что тут произошло? Я видел Мечты Ноя, Страсть Ноя... что тут вообще происходит? - Он развел руками.
- Глупый ученик... - Историк старший оторвал свои глаза от книги. - Судя по всему Тики Мик все-таки решился сказать Аллену правду. Следствие от сказано ты видишь в живую. - И больше не говоря не слова, принялся дальше перелистывать фолиант.
- Чег... - Он хотел было расспросить поподробнее, но тут раздался громкий крик, звук падения чего-то тяжелого и взрыв.

Прибежав в главный зал, где и слышался взрыв, крик и звук падения, Лави обнаружил все ту же Страсть Ноя, рядом с которой всего с паре сантиметров лежала та самая люстра, на которой спала когда-то Роад.
- Она все-таки не выдержала-реро. - Тыква зависла над правым плечом девушки.
Сама же девушка лишь спокойно лакала свое вино. Однако повернув слегка в его сторону голову, она кивнула на место рядом с собой, которое озадаченный книжник тут же занял.
- Не люблю пить в одиночестве, а у Графа нет времени. - Она подтолкнула в его сторону точно такое же блюдце с алым вином и продолжила пить.
Ему предложила выпить его враг... - только из-за своего некоторого удивления и желания тоже немного расслабиться, Лави принял это приглашение.
Знал бы он заранее, что даже пьяная Лелибел не выражает никаких чувств, не стал бы пить так много.
В итоге этот день для него закончился лежа на полу рядом со страдающим от похмелья ученым.

День третий или А что все это время делала Линали?
Пейринги: Лави\Канда, Дебитто\Джасдеро, Тики\Аллен, намеки: Джаздеби\Крори, Мари\Миранда, Лелибел\Роад.

Канда проснулся явно не там, где засыпал, о чем ему говорил его внешний вид. Он был связанным. Рядом кто-то сидел... но поскольку на глазах все еще была утренняя пелена, разглядеть все четко было сложно.
- Вы уверены? - раздался немного сомневающийся голос Линали, полный странных игривых ноток.
- Моего любимого Аллена нет, так что мне плевать на то, кого раздевать. - Голос Роад был полон обиды и недовольства. Канда все еще не мог увидеть лиц говорящих, но по крайней мере разглядел где он.
Это была комната для медитации. Правда сейчас она больше напоминала комнату для пыток. В темноте утреннего неба свет огней отбрасывал жуткие тени от стекла бутылок и разбросанных вещей.
- А мне нравиться идея! - Джасдеро глупо захихикал.
- Конечно нравиться, у тебя же нет мозгов для того, что бы обыграть хотя бы ее. - Роад в своей излюбленной издевательской манере, голосом полным сарказма и детской обиды, ткнула пальцем в сторону Линали. Девушка на это ответила лишь недовольным взглядом, но оскорблять в ответ не стала и налила в бокал себе еще шампанского.
- Дебитто! - Блондин призывно посмотрел на своего брата, после чего, заметив что тот его игнорирует, насупился. Пистолет он по привычке держал у виска своей второй половины.
- На правду не обижаются. - Снова съязвила девушка.
- Если тебе так не хватает Аллена, то иди и отбей его у своего брата. - В конце концов не выдержала Линали. Роад странно позеленела, потом покраснела, а потом ответила:
- Побывала. - И запнулась. На нее с интересом посмотрел даже Канда. Роад никогда раньше не краснела и Юу даже сомневался, что она умеет это делать. - Я не могу зайти в их комнату! - Выпалила она, после чего взяла в руки колоду карт. - Значит играем на раздевание этого японца? - Она указала кивком головы на связанного Канду.
- Извини, Канда. - Линали неловко улыбнулась. - Но так игра будет честной! - Нашлась она.
До Юу дошли слова девушки только тогда, когда Дебитто перенес его на стул рядом со столом. При чем без видимых усилий. Руки были связаны за спиной. Путей к бегству пока еще не было. Голова после выпивки решила о себе напомнить болью и легкой пеленой тошноты.
- Начинаем первую партию! - Дебитто улыбнулся, впрочем как и Джасдеро. Первый, потому что надеялся выиграть партию, второй, потому что раздевать будут не его.

Не сказать, что проснутся в обнимку с кошкой рядом с блюдцем и почти пустой бутылкой мартини — это плохо. Но все-таки, когда голова от похмелья раскалывается, а в горле сухо как в пустыне... ничего хорошего не чувствуешь вопреки ожиданиям.
Еле поднявшись с пола, держась обеими руками за стул, приложив героические усилия, книжник смог подняться и сесть почти без потерь. На столе стоял тазик со льдом, наполовину превратившийся уже в лед, а рядом с тазиком лежала записка:
- Утоплюсь!
На записке была еще и приписка:
- Не позволю!
Что тут было, парень предпочел не думать, но воспользовавшись чьи-то трудом, он без угрызений совести опустил голову в ледяную воду... Такого облегчения он еще никогда не испытывал.
Рядом кто-то проползал по направлению к кухне.
- Ты думаешь Канда-сама оставит это так? - Удивлялся кто-то... очень так ненатурально.
- Оставит. Куда денется. - Злобно хмыкнул другой. - Связанный, да еще и путами Роад-сама — куда он денется? Как миленький будет терпеть! - Лави высунул голову из воды и поймав проползавшего искателя, поднял его за шкирку над землей.
- Что случилось с Юу? - Грозно начал он, даже не замечая, что весь дрожит, что в волос льется холодная вода и элементарно то, что минуту назад он не мог даже сам встать. Когда дело касалось самого дорогого — силы всегда появлялись.
- Н-ну... я слышал, что Роад-сама, вместе с Джаздеби решили сыграть на раздевание. - Голос искателя дрожал — таким взбешенным спокойного книжника не видел еще никто.
- И?

URL
2011-11-27 в 21:03 

antananariva
Затем, извините, ваши семь минут истекли.
- Ну... они не как не могли уговорить... кого-то там присоединится к ним. И тогда кто-то предложил сыграть на раздевание не друг друга, а постороннего лица. Вот они и выбрали Канду-сама. - Запинаясь пробормотал он.
- И он не сопротивлялся? - Удивленно спросил экзорцист.
- Не... не знаю. Я ничего об этом не слышал.
Отбросив от себя искателя, который тут поспешил поползти дальше по своим делам, Лави поспешил на поиски Юу.
Собственничество книжников еще никто не отменял.

- Не! Ты жульничаешь! - Дебитто уже третий раз проигрывал Линали... как впрочем и все. Миловидная экзорцистка мастерски сделала вид, что почти не умеет играть и теперь рядом с ней красовалась кучка денег, на которые они играли и рубашка вместе с резинкой от Канды.
- Но я и вправду не умею играть. - Сама невинность, которой уже не верили.
- Дебитто, ты проиграл! - Джасдеро и Роад удавалось расставаться по средство посредничества со своими картами раньше, чем другим и как следствие они выходили из игры за неимением карт.
- Заткнись, Джасдеро! - Раздраженно зашипел он на брата. - Снимай с него штаны. - Он лениво указал пальцем в сторону злого, как черт и не менее опасного Канды... со связанными руками, что делало его практически безопасным.
- Нет. Он меня чуть не укусил в прошлый раз. Ты проиграл, ты и снимай. - Братья снова зашуршали, заругались и стали выяснять отношения. Роад вздохнула поглубже и тихо стала напевать какую-то мелодию, выпав из общего гомона.
Оставалась лишь Линали.
- Вот ты и иди! - Воскликнул Дебитто отбрасывая назад со лба пару прядей волос.
- Да, ты! - Поддержал его брат, точно так же откинув волосы слегка назад.
- Нет! - Категорически заявила она, сложив руки в крестик перед собой. - Я выиграла.
- Тогда все же ты! - Джасдеро хитро прищурился сверля брата взглядом.
- Эх. - Посмотрев в сторону Канды кислым взглядом, парень все-таки вздохнул и поднялся со своего места. - И почему я? - Прошипел он, подходя к связанному и опускаясь перед ним на колени. Однако едва он коснулся застежки, как у его головы оказался молоток.
Обернувшись, он увидел стоящего с горящими праведным гневом глазами.
- Руки убрал. - Быстро отпрыгнув с места, старший из братьев сделал пару шагов еще назад, оказавшись за Линали.
Вопреки ожиданию, Лави никого убивать не стал. Лишь подняв связанную и возмущающуюся ношу со стула, он повернулся и вышел. При этом выражение его лица сменилось на облегченно-сосредоточенное.
Роад зло фыркнула — точно также поступил и Тики, когда она решила украсть дорого Аллена. Ну нигде нет спасения от яоя.

Войдя в свою комнату, Лави положил все еще связанного экзорциста на кровать и пошел в сторону стола, за тем, чем мог бы разрежать умело завязанные путы — Роад-то знала, как связать так, что почти не возможно распутать.
- Как только я тебя оставляю, ты тут же попадаешь к всяким извращенцам! - Освободив ноги, он решил вынуть кляп... о чем тут же пожалел.
- Ты тут самый главный извращенец! - Он отвернулся к стенке, решив, что выскажется полностью лишь тогда, когда его полностью развяжут. Что было с его сторону глупостью.
Поняв, что никто не собирается развязывать руки, сведенные за спиной, Канда повернулся обратно. Лави сидел рядом на кровати, все еще держа в руке нож и задумчиво смотря на подушку.
Выражение его лица менялось от умиления и до хохота, с которым Аллен обычно рассказывал о своем учителе и его долгах.
- Лави? - Тихо позвал его Юу, раздражение уходило из голоса, появлялось чувство неуверенности — руки заведены за спину и связаны на всей длине от локтя к запястью «нежными» путами, как их назвала Роад; муген так и остался в месте попойки. Было абсолютно ясно, кто победит в случае чего.
- Юу? - Каким-то ласково обманчивым тоном начал историк.
- Не называй меня по имени! - Воскликнул мечник, но его не слушали.
- Помнишь, что было вчера? - Судя по покрасневшим щекам и тому, как парень отвернулся, он прекрасно все помнил. - Ты тогда получил свою долю удовлетворения, а я нет! Это было не честно с твоей стороны... - прошептал он, встав с постели и возвратившись к столу.
После чего положил нож и подняв руки, стал расстегивать пуговицы куртке.
- Ты что ддделаешь??? - Канда в некотором ступоре смотрел, как на стол рядом с ножом легла небрежно брошенная куртка, следом за ней, футболка, открывая вид на весьма, весьма неплохое тело, после чего пришла очередь переместиться вниз по животу к ремню на штанах.
Канда ради верности закрыл глаза, что бы ничего не видеть... один глаз правда отказался закрываться... но он почти ничего не видел!!!!

Канда притих, и почти отвернувшись к стенке, стал тихо так посматривать на него одним глазом.
Если смотрит — значит интересно, а это в свою очередь значит, что это не насилие, а легкое принуждение сдаться.

Когда Лави стал подходить к мечнику, тому показалось, что сейчас будет что-то что его совсем не устраивается или то, что он просто отрицает. Например то... или это... или даже вот это....
«Интересно, а в обязанности книжника входит знание камасутры?» - неожиданная мысль закралась в его голову. - «Или все-таки нет?»
- Не волнуйся. Все будет очень хорошо. - Это были последние связные слова, которые Канда услышал от книжника. Потом место разуму не оставила страсть и долго томления.

Развязывать Канду историк не стал — причин этому было уйма. Он лишь поцеловал японца... на что тот сперва не реагировал, потом попытался воспротивится чувствам, а потом и вовсе сдался, но это были лишь губы, которые всегда пытались что-то сказать, а в итоге не могли ничего выговорить.
Чтобы снять безрукавку, пришлось бы разрывать ее или наоборот развязывать руки,не то, не то Лави делать не хотел, поэтому лишь задрал ее, открывая для своего взора прекрасное тело с татуировкой напротив сердца. Желание пройтись по коже губами, а не только руками быстро нашло свое воплощение в реальность.
Теплые губы сперва прошлись по шее оставляя засосы, потом по груди, добрались до груди и сосков, а потом ниже, проводя языком по идеальной фигуре без единой капельки жира или изъяна, после чего, руки коснулись ремня.

Легкая пелена укутывала глаза мечника и создавалось впечатление, что тот как будто бы смирился с тем, что сейчас будет.

Стянув полностью все нижнее белье и одежду, книжник коснулся рукой эрогированого члена парня — раз стоит, значит нравиться! - от чего, тот вздрогнул. Однако он быстро оставил Канду в покое, на некоторое время... чем тот и воспользовался.
Насколько была разумной попытка сбежать от самого себя, Лави не знал, но когда прижал мечника к двери, мешая ему уйти, он определенно видел затравленное выражение зверя на дне глаз.
Но думать об этом не хотелось. Как только ласка возобновилась, Канда закусил губу до боли, пытаясь не застонать. С одной стороны была холодная дверь, в которую уперлась спина, с другой — горячее тело. И было еще не понятно, что делать лучше — попробовать отбиться или же остаться и получить удовольствие.
И предательское тело выбрало последний вариант.
Канда бездумно упираясь на дверь, обхватил ногами талию Лави. Желание победило, гордость отступила. Ни слова, не звука — безмолвная просьба тела, не души.
И Лави откликнулся на эту просьбу. Обхватив бедра мечника и крепче прижав того к двери, он уперся головкой члена в анус, наблюдая за тем, как меняется выражение лица от сладостной муки, до ненависти.
И всего одно слово со стороны Канды:
- Давай. - И он резко дернул бедра на себя, входя в чужое тело на половину. Канда это проникновение встретил криком, не то боли, не то наслаждения — он и сам не мог бы сказать точно.
Книжник дал бы возможность привыкнуть, если бы не торопливое бессвязное бормотание продолжать. Следующим толчком он вогнал свои член до конца, наслаждаясь приятной теснотой и теплом и целуя чужие, искусанные в кровь губы.
После чего пару пробных толчков, что бы дать хоть немного времени привыкнуть, и... в ответ на немые мольбы быстрый, ничем не прикрытый секс.
Канда по началу не испытывал ничего, кроме тепла и легкой боли, но когда член Лави задел какую-то точку внутри него, он выгнулся от удовольствия, которое пронзило все тело.
- Быстрее. - Взмолился он, желая, что бы это продлилось подольше. Собственный член был зажат между телами, что доставляло не меньше удовольствия, но все равно хотелось еще. Хотелось быстрее.
С громким шлепком бедра встречались с ягодицами — именно этот шум, был тем единственным, что слышал Канда.
Когда удовольствие стало невозможным, он выгнулся, прижавшись так тесно к книжнику, как мог, и кончил, с громким криком, забрызгав спермой животы и грудь. Лави кончил лишь парой минут позже, когда Канда уже практически ничего не чувствовал от наслаждения и хотел спать. Впрочем не просто хотел, а заснул, так и не услышав бессвязного шепота «люблю».
Лави перенес его на кровать и развязал путы на руках. Потом снял футболку, взял тряпку и вытерес ноги и грудь. После чего вытер пол около двери, где все еще оставались капли спермы.
И лег спать, немного измотанный событиями дня.

Лави проснулся, почувствовав, как Канда уходит. Он было попытался схватить его за руку, но все еще был сонный, да и Канде не занимать было проворства.
- Я тебя ненавижу. - Прошептал он. И принялся бегать по комнате, собирая вещи книжника, после чего, запустил ими в Лави. - Вон!
Историк-младший без слов стал собираться.
- Юу... - Попытался он позвать Канду. Но тот не купился на эти слова.
- И больше не смей ко мне приближаться! - Лави был насильно вытолкнут мечником. Нет, он мог сопротивляться, но Юу выглядел таким очаровательным, да и еще хрупким и усталым, что у книжника просто не хватило наглости остаться рядом с этим существом. Они еще успеют помириться, а пока надо было просто дать ему выспаться.
Что Лави и сделал, уйдя в библиотеку и натягивая по пути вещи.

День четвертый или Тайна крика.
Пейринг: Лави\Канда, Тики\Аллен, Джаздеби\Крори, намеки: Лелибел\Линали\Роад.

URL
2011-11-27 в 21:04 

antananariva
Затем, извините, ваши семь минут истекли.
Ночью Лави так и не заснул.
После того, как его мило пинком выдворили из комнаты обиженной принцессы мечников, он так и остался сидеть в библиотеке за просмотром пары книг о научном объяснении какому-то феномену — он даже не вдавался какому, потому что знал — он повторяет каждую строчку вслед за повествованием книги. Да, он был не идеальным учеником, но зато мог с лихвой компенсировать это своим природным даром хорошей памяти. Но как следствие этого книги было неинтересно перечитывать — и одного раза достаточно, что бы намертво вбить текст себе в голову.
Однако когда за окном уже светало и количество разбросанных после прочитки книг было колоссальным, а он уже читал откровенную пошлую яойную мангу, заныканную кем-то за книги по налогообложению, в кабинет вошло то, что можно было смело назвать страхом и ужасом.
Крори был конечно симпатичным малым... и вообще человеком необыкновенно приятной внешности, когда не выглядел глупым, однако ему явно не шло алое кимоно, принадлежащее Джасдеби.* На голове было повязка Джасдеро, а штаны были позаимствованы у Дебитто. Вопрос о том, где он был и почему так выглядит, Лави решил опустить как не особо корректный по отношению к нервному экзорцисту.
- Лави-кун!!! - Перепрыгивая через стопки книг начал он. - Лави-сан, у нас беда! Огромная преогромная беда!!! - Он с удивлением посмотрел на достувшийся ему от Канды нечаянным подарок — синяк на скуле от хорошего удара.
- Ты вроде говорил что-то о своей беде? - Немного угрожающе напомнил ему Лави, щуря глаз в убедительной мине: «Спросишь — прибью».
- А! - Мгновенно откликнулся недовампир. - Так вот, у нас беда. Я не знаю, что там происходит, но что бы это ни было так больше продолжаться не может! - При этом он ударил кулаком по столешнице, свалив две стопки книг.
- Не понял...?
- Аллен-кун постоянно активирует невинность на протяжении всего утра. Я даже не смог нормально выспаться и у Джаздеби с утра из-за этого было плохое настроение — ушел, напялив мою одежду! - Возмущенно продолжил он. Не возможно было понять, что его больше возмущает: случаено украденная одежда или крики Аллена.
- Активирует невинность? - Переспросил Лави. Где-то он это уже слышал или что-то об этом уже слышал. - А что Джаздеби делали в твоей комнате? Они ее случаено не разнесли? - Книжник чуть склонил голову на бок, подтверждая вопрос и ожидая на него ответ.
Крори как-будто бы и не слышал подвоха.
- Мою комнату еще в первый день разнес взрыв мини-бомбы от младших сотрудников ученого отдела — они играли в войнушки, но быстро слегли, после того, как поняли, что значит иметь дело с хищными цветами. - Он покачал головой, вспоминая это. - Из-за этого мне пришлось ночевать у Джаздеби — и не у них, а у него* — потому что все остальные комнаты были либо заняты, либо разгромлены.
- Я так и не понял, в чем дело?
- Аллен спать мешает. Наша комната тремя этажами ниже, но тем не менее все великолепно слышно. И началось это, заметь, в шесть часов утра!
- А сейчас сколько?
- Сейчас два дня.
- От меня что требуется?
- Ну... - Крори замолчал. - Я просто не знаю, как сделать так, что бы он вел себя потише. Может ты попросишь его менее интенсивно тренироваться? — Лави не особенно понял, в чем тут дело и что ему надо делать. И положа руку на сердце, он бы с удовольствием послал Крори дальше проводить время с Узами Ноя, но все же ему надо было отвлечься. Потому что если он перечитает еще одну книгу — у него заболят мозги.
- Пойдем. - Победный вопль Крори, при котором он отпустил штаны и те спали сопровождался криком Лави: - ДА ОДЕНЬСЯ ТЫ ПО НОРМАЛЬНОМУ!

Жизненно необходимая вещь никак не находилась.
Канда рыскал в ее поисках не первый час утра, а после и дня. Но никак не мог найти.
Муген бесследно исчез еще два дня назад и никак не хотел находится.
Усугубляло положение то, что он даже не мог вспомнить, в чьей комнате напился. Помнил только цветочек с красными листьями и зелеными прожилками. Довольно редкий, но никак не мог его найти, потому то каждая комната, в которую он заходил, оказывалась разгромлена под чистую. Такое впечатление, что тут развернулся театр военных действий.
О том, что все три дня попойки на этих этажах играли в войнушки, Канде было сказать некому.

Выйдя из библиотеки, Лави с Крори — переодевшимся в раздевалке в стандартную форму экзорциста, - направились прямиком к лестнице, обходя главный зал. Тишина была гробовая и изредка она нарушалась громкими взрывами или звуками крушения.
Прежде чем выйти на лестничную площадку и подойти к лифту, Крори аккуратно высунул нос, разведывая обстановку.
Около лифта, на полу, сидела прислонившись спиной к стене, Линали. На ее вытянутых ногах лежала голова Лелибел. А на груди Лелибел свернувшись в клубочек, лежала Роад и все они, судя по шевелившимся губам о чем-то разговаривали.
- Там Роад, Лелибел и Линали! - Сообщил он Лави. Тот тоже высунулся, осмотрелся и повернувшись, выдал:
- Я не думаю, что они чем-то опасны. Мимо них мы пройдем спокойно. - Когда они начали воспринимать здание Ордена как потенциальную опасность? Они и сами не поняли. Но судя по сосредоточенным лицам, такое положение их больше устраивало, чем просто куда-то идти.
Крори, когда просто куда-то шел, чуть зуб не решился.
Лави, когда просто куда-то шел, оказался пьяным, обнимающимся с кошкой.
- Угу. - Крори так же надеялся, что девушки ничего им не сделают. Поэтому они вышли из-за поворота и спокойно подошли к лифту.

Девушки сначала следили за ними, как за потенциальной опасностью — видимо для них этот отдых тоже превратился в обычный проект «остаться в живых». Когда же они вызвали лифт, они снова возвратились к перешептыванию. И только Роад при этом все еще следила за ними сквозь опущенные ресницы.

Сев в лифт, они уже думали, что все позади, что все плохое должно быть пройдено. Осталось лишь доехать до нужного этажа и можно смело попросить Аллена вести себя немного тише.
Мысль о том, что все это странно выглядит со стороны и что что-то тут не так, уже не первый раз залезала в голову книжника, но тот предпочел немного остудиться — а такая пустяковая операция, как разговор с Алленом, помогла бы ему успокоиться и пойти искать потерянную принцессу.
Но у лифта была своя мстительна мысль. Еще недавно его мучили тем, что перевозили бомбочки с этажа на этаж, которые иногда срывались. А до этого еще Кросс ездил с Комуи туда сюда, чуть не разнеся бедный агрегат. Мстительное чувство зародилось в глубине шестеренок и проводов.
И лифт остановился. Между этажами. Полностью исключая возможность побега.

Нет, это было чем-то из ряда вон выходящим.
Позади остались двенадцать этажей проверенных комнат и еще столько же оставалось, прежде чем придется признать, что даже чисто теоретическое место положение комнаты было неверным. И проверять придется все нижние этажи. И тот весьма опасный этаж, откуда бежали даже крысы — Канда не был трусом, но решил немного повременить с этим проклятым этажом.
Сейчас он как раз находился над ним... на два этажа выше.
Тихо ступая по нетвердому полу, он осторожно открывал двери — некоторые не выдержав такого издевательства падали чуть ли не на него и рассыпались в щепки. О том, что тут произошло он еще не знал. А вот сопоставить все имеющиеся у него факты, он тоже не подумал, потому что сейчас все еще был раздражен. Его филейная часть все еще болела. Его чувство собственного достоинства спорило с внутренним голосом о том, надо ли было выгонять Лави или все-таки стоило дать придурку быть рядом. Тогда бы Канда проснулся не от холода, а от теплых поцелуев и....
Дальше он прервал свои мысли и решительно зашагал вперед.

Они и вправду застряли.
- Я боюсь закрытых пространств. - Зажившись в углу сообщил Крори. Затравлено наблюдая за тем, что бы стены не начали на него давить... хотя ему уже казалось, что они давят и что воздуха становиться все меньше и меньше.
- Потерпи. - Лави это очень не нравилось. В виду особой конструкции лифта, открыть его изнутри было практически невозможно. Разве только применить силу — но тогда пришлось бы иметь дело с Комуи — в последний раз, когда здесь застрял Канда,от лифта не осталось ничего, но Комуи заставил Канду отрабатывать свой проступок на кухне.
Было так весело наблюдать за тем, как мечник в фартуке моет посуду. Лави даже чуть не представил, что Канда его жена. Чуть — потому что увидев, как книжник на него смотрит, Канда со всей дури запустил в него тарелку, разбившуюся об его голову.
Повторения той ситуации не хотелось и пришлось думать, думать и еще раз думать. Однако как назло, ничего хорошего в голову не лезло. В раздражении Лави ударил по стене и погас свет. Они остались в абсолютной темноте, где раздался жалобный голос Крори:
- Я боюсь темноты.

Тихое шебуршание крыс прекратилось, как только Канда открыл дверь. Что было очень странным, но он ее именно открыл и она не упала на него грузом железа и дерева, а спокойно, как абсолютно нормальная дверь, открылась, впуская в теплое помещение.
Надо же, но это была почти целая комната. Кое где правда пол не внушал доверия, но в целом, было очень даже не плохо. Ну немного стены отсутствовало, что тоже в принципе было не так уж и заметно. Но самое главное, здесь было почти чисто. На подоконнике стоял красивый, краснолистный цветок, а около кровати, чуть сбоку, лежал его муген и пустая бутылка.
Полный торжества от того, что его прелесть найдена, он окрыленные пошел ей на встречу... и только его нога встала около мугена и он присел, что бы взять меч, как послышался треск, не предвещавший ничего хорошего...
... и пол в буквальном смысле ушел из-под его ног.

Разбираясь в проводах, книжник все тихо матерился — он-то думал что отвлечься, а вместо этого теперь только и молился, что бы как-то застрять здесь вместе с Юу.
Крори только и делал, что немного подвывал, сидя на корточках у углу и ничегопутного не гооворил, чем порой сильно раздражал и без этого неудовлетворенного Лави — го уже начал бесить этот маленький праздник попйки. Ну если ему все удастся и они-таки доедут до Аллена, пусть тот и не думает о поблажке, книжник его жалеть не собирался.

URL
2011-11-27 в 21:05 

antananariva
Затем, извините, ваши семь минут истекли.
Поняв, что падение прекратилось, и что он находится на твердой, деревянной поверхности, Канда открыл глаза. Сначала один, потом второй. Он был зажат в каком-то маленьком пространстве без способности повернуться или даже пошевелиться. Прямо перед глазами была небольшая, словно на зло сделанная щель, в которую и посмотрел Канда, дабы определить, где он находится. А находился он в очень и очень нехорошем месте.
Он был в комнате Аллена. Точнее в шкафу, на верхней полке, что давало ему полный обзор комнаты. Пока пустой. Где-то позади него лежал муген, охлаждая спину рукоятью. Сверху его придавило не то куском потолка, не то пола, не то еще чего-то.
В общем мечник остался в не очень хорошем месте. И он это сразу же почувствовал. Внутренняя интуиция подсказала ему, что ничего хорошего сегодня его не ждет.
И правда!
Дверь в комнату открылась...

Книжник никогда не верил в предметы, как человек ученый и довольно умный, с необычно развитой памятью, он прекрасно знал, что такое недоказанное учение, как приметы — лишь мешаются науке.
Дело было в том, что случайно подаренный Кандой на одной из миссий маленький амулетик, ранее бывший теплым, почему-то вдруг обжег кожу холодом... это было более чем странно. На миг Лави даже показалось, что происходит что-то плохое.
Но он отогнал от себя это чувство и продолжил далее копаться во внутренностях лифта, дабы определить в чем его поломка.
А Крори все так же сидел в депрессии сбоку и почему-то звал Джаздеби.

Дверь в комнату открылась и, как и следовало ожидать, в такое время никто кроме Аллена, в его комнату, войти бы не смог.
Да только вот он даже не зашел — его внес Тики. И бросил на объемную кровать — подарок от всегда Ордена.
Отвернуться было не возможно. Закрыть глаза? Канда конечно раньше подозревал, что у него есть определенные задатки вуарьериста, но сейчас, кажется, это стало фактом — как бы противно от подглядывания ему не было, он испытывал определенное удовольствие, наблюдая за разворачивающимися событиями.
Довольно быстро и без особых проблем оба, что Ной, это Уолкер лишились своей одежды. Канда даже глазам по началу не поверил — просто невероятное мастерство — так быстро и без потерь снимать одежду.
После чего Тики повернулся и лег на спину а Аллен...

Аллену нравилось наблюдать за тем, как за ним наблюдает Тики — странно, но факт оставался фактом — ему доставляло удовольствие, видеть удовольствие на лице любимого. Особенно, когда он смотрел затуманенными глазами - всегда нравиться осознавать свою власть над челвокеом, зная, что он тоже имеет над тобой такую власть.
Оторвавшись от губ Ноя, Уолкер сразу же, оставляя без внимания тело, переходил к достоинству Тики. Удовольствие ведь надо доставлять? Так вот Тики умел это очень хорошо... Но и Аллен схватывал все на лету.
Коснувшись губами головки члена, он сначала просто ее поцеловал, потом спустился по стволу, пройдясь губами, языком и пальцами, после чего заглотив плоть полностью, стал интенсивно работать то ртом, то рукой, не забывая смотреть на то, заставляет ли та или иная импровизация испытывать удовольствие?
Похоже доставляла и значительное.
У них было всего одно правило, когда один что-то делает, другой не может его трогать и как бы велико не было желание Тики зарыться в волосы парня, и заставить его делать свое дело быстрее, он мог лишь сжимать просты в кулаке.
Однако кто не выдержит, тот снизу, - не совсем в том понятии, которое было изначально, а в самом прямом смысле слова.
Тики все-таки не выдержал... поэтому коснувшись волос он дернул их вверх, заставляя Аллена смотреть себе с глаза, но сам при этом лишь поцеловал его, получая огромное удовольствие даже от простого осознания того, что это тело — принадлежит ему. Но долго осмысленное состояние продержаться не смогло, и повалив парня на спину, Тики закинул его ноги себе на плечи и одним мощным толчком вставил член в анус парня, что тот встретил не шипением, а стоном — Тики успел выучить это тело чуть ли не наизусть и знал, что надо сделать, что бы заставить его испытывать настоящее удовольствие, а не жалкое его подобие.
Двигаясь внутри Аллена, Тики ощущал, как сжимаются мышцы вокруг его эрогированного органа и какое удовольствие это ему приносит... но в свою очередь, предпочитал кончать последним. Поэтому настала его пора выполнить условие нарушение правил.
Скинув ноги с плеч, он крутанулся на постели, чтобы Аллен оказался сверху.
Ахнув, экзорцист уперся руками о грудь Тики, пытаясь восстановить дыхание, что ему не дали сделать. Выгибаясь дугой от быстрых и сильных фрикций, Аллен был уже готов кончить.... но.
- Что надо сказать? - Тики остановился и убрал руку с члена парня.
- Прошу.. - прошептал он.
- Чего? - Это было может издевательство, а может просто изощренная игра, но она нравилась обоим, нарушивший правила в итоге выигрывает.
- Прошу, дай мне кончить. - Не очень громко, но четко сказал он. А Тики... никакого ехидства не было на его лице, лишь только улыбка.
И он продолжил движение бедер, сжимая и мне член парня в руке, пока тот со стоном не кончил и не упал на грудь Тики. Ной кончил почти одновременно, внутрь него.
Когда они отдышались, Аллен лег передохнуть, а Тики встал с кровати и стал странно осматривать комнату.

Канде почему-то казалось, что Ной его заметил — он не знал почему, но ему и вправду так казалось.
И он оказался прав. Посмотрев в сторону незакрытого немного шкафа, Тики подошел и... Нет, Канда ожидал, что ничего хорошего не будет, но то, что шкаф просто разнесут а его за шкирку вытащат на свет божий он не догадывался.
- Значит подглядывать считается признаком хорошего тона? - Тики держал Канду над полом за шкирку, а тот держал его за руки, что бы не задушил ненароком. Аллен тихо похрапывал, немного утомленный утренним продолжением дела всех предыдущих дней. Он может быть и попросил бы Тики оставить в покое мечника, но как уже говорилось ранее, он самым наглым образом просто спал.
- Я не виноват. - Канда покраснел и попытался не смотреть в эти издевающиеся глаза. Мало того, что возразить нечего — он действительно подглядывал, так еще и не знал, что делать. Тики Мик был определенно не тем Ноем, с которым он мог бы договориться.
- Да, но я все-таки требую чисто морального удовлетворения. - И все так же держа парня за шею над землей, он пошел к прикроватной тумбочке. Либо сила всех Ноев была такой, либо только Тики, но он сумел удержать Канду и одной рукой. Сам Юу еле подавлял желание завыть как ребенок и начать пинаться. А еще ему хотелось добраться до мугена. Он же его с таким трудом нашел.
- Я просто хочу забрать свой меч и уйти — прошипел он, стараясь сохранить маску уверенности.
- Не волнуйся — загадочно прошептал Тики — ты заберешь свой меч... и даже может быть уйдешь отсюда на своих двоих. - Он достал что-то, какую то баночку и открыв ее, высыпал половину содержимого в небольшую, пустую, но декоративную вазочку. После чего... неожиданно для Канды, тот оказался на постели, прижатый к ней сильным телом Ноя.
- Слезь с меня. - Закричал он. И после некоторой борьбы в беспокойстве выкрикнул: - ЛАВИ!

- ЛАВИ! - послышался крик и книжник невесело подумал, что это галлюцинация, потому что Канда никогда бы его не позвал. Он бы и дальше так думал, если бы не внезапно поднявший голову Крори.
- Это Канда-сан кричал? - Спросил он.
- Ты тоже это слышал? - Если это слышал и Крори, значит это не сон, значит Канда действительно его зовет. Он было хотел уже активировать невинность, что бы выбраться отсюда и бежать на встречу Канде - ну или спасать его? - как дверь сама открылась и в проходе лифта показалась голова Джаздеби. Он прищурился и увидев зажатого в углу Крори, тут же мигом оказался внутри. После чего офигевший Лави, на время забывший о Канде, смотрел как то поднимает недовампира на руки, и спокойно воркуя, уходит из лифта. Лави тоже поспешил вылезти, но при этом все еще смотря на то, как узы Ноя несут расстроенного Крори куда-то. Он даже не стал думать куда.
- ЛАВИ! - Раздался новый крик и историк младший поспешил к его источнику.
Он уже подбегал к двери с молотом на готове, но та открыла и в проеме показался Тики с Кандой на руках. Он без слов спихнул экзорциста книжнику и лишь сказал напоследок:
- Приятной ночи.
После чего захлопнул дверь.
Лави все еще находился в легком шоке, но быстро сообразив стал удалятся, ища целую комнату, где можно было бы посмотреть, что же случились с Юу.
Тот сжимал в руках муген, глаза его были полностью скрыты челкой, он как-то слишком сильно сжимался, словно стараясь вообще исчезнуть, но вел себя тихо, не говорил не слова и только сильнее закусывал губу.
В конце концов целая комната была найдена. Не теряя времени, Лави положил свою ношу на постель и отойдя что бы закрыть дверь, вернулся.
Канда отвернулся к стенке, прижал коленки к груди. Волосы у него были распущены, глаза все еще скрыты волосами, а щеки покрыты румянцем. Протянув руку, Лави коснулся лба мечника. Он был очень горячим.
- Да ты горишь! Я пойду за... - Однако стоило ему повернуться, как его остановил Юу, схватив за руку.
- Принеси мне воды. Прошу. - И книжник, забыв о благородном порыве поискать хоть кого-то, пошел за водой. Протянув стакан, он смотрел на то, как капельки воды стекают по шее и скрываются под черной безрукавкой.
Поставив стакан на тумбочку, он снова отвернулся к стенке.
- Все в порядке Канда? - Книжник присел на кровать.
- Да. - Еле слышно выдохнул он и попытался отодвинутся, что взбесило книжника куда сильнее чем то, что тот ничего не хочет рассказывать. Лави коснулся плеча Канды, но тот сильнее сжался и задрожал мелкой дрожью, что тоже было встречено недовольной гримассой.
- Да в чем дело? - Он повернул парня лицом к себе, и прижал его плечи к кровати.
Канда был очень сильно возбужден — это было видно даже невооруженным глазом. Глаза покрыты пеленой желания, губы пересохли и он их постоянно облизывал, соски были напряжены, а на штанах виднелся явственный бугорок.
- Канда? - Лави даже отряпнул от парня, не зная, как на это реагировать, но похоже что бы это не было, оно временно взяло верх, потому как в следующую секунду книжник понял, что лежит на полу, на его бедрах сидит Канда и целует его в засос, тряся напряженной плотью, желая вызвать ответную реакцию, которая незамедлительно появилась.

URL
2011-11-27 в 21:08 

antananariva
Затем, извините, ваши семь минут истекли.
При попытке перейти от губ в груди, Лави все-таки нашел силы остановить мечника.
- Да что с тобой, Юу? - Он встряхнул его и тот как будто бы очнулся.
- А? - Увидев и вспомнив, что творит, он снова оказался на кровати, сжимая рукой голову и чуть ли не плача.
- Мне больно, Лави. - Прошептал он, после чего, немного успокоившись выдал: - Это все те таблетки.
- Какие? - Лави не решился приближаться к парню, пока не поймет в чем дело.
- Маленькие... желтые, пахнут как лимон и рассыпаются во рту. - Для книжника сопоставить все факты не составило труда — это был просто афродизиак... но что с этим делать? Он знал и жестокие и щадящие сорта этого лекарства. И в лучшем случае, все пройдет через пару часов. В худшем, он просто пойдет и трахнет первого встречного, что бы удовлетворить себя.
Соответственно Лави был собственником, и не мог оставить в такой ситуации Канду одного.
Он подошел к парню, и поцеловал его — наркотик возымел свое действие — Канда был в восторге. Громкие стоны сопровождали каждое прикосновение. А уж когда губы книжника коснулись члена парня... такие стоны, наверное слышали везде в ордене. И все, но оба сейчас об этом не задумывались.
После того, как Канда кончил один раз, перевозбужденным остался лишь Лави.
- Повернись и встань на коленки. - Приказал он, а когда приказ был исполнен, чуть надавил на спину, вышуждая лицом упереться в подушку.
Нанеся немного смазки на анус и немного на член, Лави не сдерживаясь вошел в Канду сразу и до упора. Громкие шлепки бедер о ягодицы и стоны, вперемешку с просьбами быстрее. В определенный момента, Лави специально снизил темп вхождения, в пользу силы, что очень понравилось Канде. Одновременно с этим, Лави обхватил член Канды рукой, помогая стимулировать его, что бы быстрее кончить.
Выдержки и опыта Лави немного не хватило, кончив первым, он еще некоторое время поработал рукой, что бы подарить мечнику долгожданное освобождения. После которого он отрубился на некоторое время.

- А ты не мог спокойно оставить меня одного? - Жаловался Канда, проснувшись с болью в пятой точке.
- И что бы ты тогда делал?
- Да что угодно! - Закричал он на книжника. Тебе обязательно надо было лезть и меня... успокаивать? Я не помню, что бы просил тебе о помощи! Она мне вообще не нужна была. Я и самостоятельно бы выдержал. Подумаешь пару таблеток? - Он напяливал штаны на голое тело, что было очень даже красиво и сексуально, а уж краснеющие щеки добавляли очарования. - Ты просто придурок, Лави! Я тебя терпеть не могу! Ненавижу тебя! Ненавижу!
С криком, полуодетый, судорожно сжимая муген, он вышел из комнаты, громко захлопнув дверь.
- А вот я тебя люблю. - Все еще улыбаясь, сказал он куда-то в сторону двери и со спокойной душой, после трех бессонных ночей, он заснул.

День пятый или ДЕВОЧКИ устраивают забастовку.
Пейринг: Лави\Канда, Тики\Аллен, Джаздеби\Крори, Кросс\Комуи, Лелибел\Линали\Роад. Намеки: Дебитто\Джасдеро.

Что-то над ухом жужжало и мешало Канде досмотреть свой сладкий сон.
- Канда? - Позвал его кто-то. Он стал отбиваться от руки, потому что в этот самый момент Лави лежал на нем и еще чуть чуть и... - КАНДА!!!! - Прокричал Аллен прямо ему в ухо, отчего столь желанный образ ушел, а Юу открыл глаза, убийственным взглядом сверля того идиота, который додумался его разбудить.
- Мояши! Ты сдурел или нет? - Канда приподнялся над столом, на котором развалился и сев в кресло, потянулся.
Рядом, на том месте где он только что лежал, пришедший поставил поднос со стаканами и пару бутылок разного спиртного. После чего, пододвинув стул, стал наливать себе.
- Мелкий еще.
- Отвянь, по другому не спасусь! - Было странным, что Аллен никак не отреагировал на слово мелкий — он словно даже не слышал его. - Как вижу, у тебя те же проблемы с Лави, как и у меня с Тики.
- Почему это ты подумал, что у меня проблемы с Лави? Почему ты вообще думаешь, что у меня есть что-то с Лави? - У Канды просто не хватило терпения что бы что-то отрицать.
- Иначе на тебе не были бы его штаны с гербом книжника, а на шее и руках не было засосов. - Пофигистично так заметил экзорцист, играя бликами в стакане с виски. - Ты выпей, поможет успокоиться. - Он подвинул бокал с тем же виски.... Канда не то, что бы согласился составить компанию, просто очередной поток раздражения на книжника надо было как то утихомирить. А спиртное, пусть и не в самой лучшей компании могло хоть немного помочь.
Пили в тишине очень не долго — всего полбутылки распили, - как в комнату ворвался Крори, и сев за стол, рядом с другими экзорцистами, мигом осушил оставшуюся половину.
- Я этого больше не выдержу! - Сообщил он плаксивым голосом. На него немного сочувственно посмотрели две пары пока еще слегка захмелевших глаз.
- В чем дело? - Аллен, как более сочувствующий из них, заботливо открыл еще бутылку и поставил стакан, наполнив его до краев.
- Джаздеби меня совсем не слушает! Он уходит куда хочет и когда хочет, а возвращается так же когда вздумается. Никаких ни привет, ни пока — одно и тоже — пришел-постель-ушел! И хоть бы обо мне подумал! - Разревевшийся Крори уронил голову на стол, прежде выпив еще пару стаканов Текиллы — Аллен ее не пил, Канда тоже, а Крори, похоже было плевать, что пить, лишь бы его жалобы кто-то слушал. И оба экзорциста, как это ни странно, слушали его внимательно, а более чем достаточно выпитого развязало язык.
- У меня почти та же проблема, только Тики и вовсе из постели не вылезает! - Прошипел, явно злясь, Аллен. - Ему важен только секс и ничего более. Ни романтики, ни чувств — а как все красиво начиналось! - Крори сочувственно покивал, а Канда подлил коньяка.
Прежде, чем откровение дошло до Канды, в комнату, точно так же истерично вбежал Комуи. Вид у него был еще тот — плащ все еще принадлежавший Кроссу покоился на плечах, белые штаны были без ремня и пуговицы, на шее и видневшейся кожи груди были роскошные засосы.
Комуи выглядел как-то не сдодорово, словно после долгого марафона.
- Кросс сволочь и бабник! - Начал он и схватив водку выдул небольшую бутылочку, после чего сполз на стул. - Он совсем обо мне не думает! Он по-моему вообще ни о чем не думает и стоит ему увидеть чью-то грудь, как он тут же старается смыться от меня! Как он может!
Для Аллена возможность перемыть косточки учителю была очень даже неплохой темой. Вспомнив на радостях все свои долги, он тем не менее быстро очухался, когда услышал следующее.
- Он обещал мне дать поиграть со своим пистолетом!
- За что? - Глупо спросил Крори, на время отвлекаясь от своих проблем.
- За то, что я... - Лицо Комуи неожиданно просветлело... но это не продлилось долго. - Я не помню! - У всех над головами появилась капля.
- Ну а бабник почему? - Насколько помнил Аллен, не смотря на то, что учитель любил бывать в обществе дам, ночи он проводил исключительно с мальчиками — пока он работал.
- Он лез к Лелибел прямо у меня на глазах! Изменник! Бабник! Идиот! Придурок!... - Видимо больше ничего обидного хранитель придумать не мог и с чистой совестью открыл еще какое-то спиртное — плевать какое, главное, что это и вправду помогает забыться.
По стечению обстоятельств, до откровений Канды опять не дошло. В комнату... на этот раз вошел... Джасдеро. Вошел ровно так, слегка задевая стены и столы.
- Дебитто — идиот! - Прошипел он, после чего отрубился. От него несло спиртным даже хуже, чем он выпившего Крори... который тоже лежал в отключке.
- А что с Лави-то не так? - Комуи неожиданно снова протрезвел. - Нормальный парень, не бабник, в отличии от Кросса.
- Озабоченный он. - Буркнул Юу, и продолжал что-то пить, что ему заботливо подливали сидевшие по обе от него стороны Комуи и Аллен.
Не вписываясь в общую атмосферу, но явно ее дополняя, в комнату вошла Лелибел с Линали на руках, а рядом на Реро летела Роад. Троица все еще выглядела такой неразлучной, что Крори, очнувшись и увидев их, невольно вспомнил сцену у лифта, а потом в лифте, а потом после лифта, благо сползшего под стол Джасдеро он не видел... и хлебнув чего-то снова отрубился.

URL
2011-11-27 в 21:09 

antananariva
Затем, извините, ваши семь минут истекли.
- Привет всем! - Линали спрыгнула с рук страсти Ноя и подойдя к столу, осмотрела количество бутылок. Дополнив его любимым вином Лелибел и соком для Роад, Линали осталась довольна и села за компанию пить... что видимо особенно понравилось лишь Аллену, радостно наливающему ей ту же текиллу, которую не успел допить Крори. Лелибел молчаливо села и налила себе бокал вина, а Роад, устроившись ей на коленки, тихо хлебала свой сок, немного разбавленный сливовым вином для поднятия духа.
- О чем разговор? - Линали одарила всех такой улыбкой, полной счастья, что настроение всех мигом упал на пару единиц.
Конечно же, всегда желаешь, что бы у других было такое же плохое настроение — тогда можно было бы друг друга попарить, а тут пришло солнце у которого все в порядке, потому что в спутники ей достались приличные девушки.
В тот момент Канда был пьян ровно настолько, что просто не мог вспомнить, что девушка не ранее как два дня назад играла на его раздевание — да даже если и вспомнил, то все равно не знал, что бы с этим сделал, ноги его не держали стопроцентно.
- Кросс приставал к тебе? - Спросил он захмелевшим тоном Лелибел.
Девушка приподняла изящно бровь, после чего так же равнодушно ее опустила и продолжила бессознательно гладить по головке Роад, от чего та только еще больше млела. Либо у них все и вправду так солнечно, либо они просто подруги. Последнее думали все, кроме Аллена, он-то знал, зачем страсть приходила около двух дней назад и зачем потом еще раз возвращалась. Да и во время одного разминания ног, когда Аллену-таки удалось вытащить на прогулку Тики, он увидел то, что бы не особо хотел видеть — а именно то, как можно использовать хвост в... почти бытовых условиях.
- Нет. - Отвечала тем временем Лелибел... - точнее даже не отвечала, а тянула. Полу издевательски и полу задумчиво. Но как-то действительно долго, ставя свой вопрос под сомнение. За нее ответила Роад.
- Приставал, как же. Чуть всю игру не испортил. Вломился тут с предложением продолжить то, что мы делали с его участием. - Глаза хранителя налились кровью бешенства и он стал судорожно искать глазами то, чем можно было бы прибить Кросса. Но в комнате заседания совета, где и была эта попойка, были лишь пару принесенных ящиков спиртного и голые стены. Стол и стулья Комуи трогать не стал — мебель была все-таки казенная.
При этом он почему-то совсем не думал о почти разнесенных трех этажах, чье восстановление было только впереди. И при этом за свой счет, потому что руководство ордена вряд ли согласится выплатить хоть одну монету на восстановление того, что было разрушено при продолжительной корпоративке.
- А что не так с Лави? - Линали удивленно посмотрела на Канду. - Он же нормальный. Не такой озабоченный как Тики, и не бабник, как маршал Кросс. - Она чуть склонила голову. - Он даже на девушек не смотрит. - Юу может быть и оценил бы эти слова, и пошел искать Лави где-то там, на этажах в комнатах, окрыленный словами Линали, но не показывающий виду, но только если бы рядом не сидела Лелибел.
- Прошу заметить, - сказала она, слегка проводя по шее Линали рукой, - что он со мной флиртовал, когда я пыталась вас убить. - Равнодушие, с каким об этом говорила Лелибел, и нежная, элементарная, женская ласка, которую она дарила поочередно то одной девушке, то другой, противоречили друг другу.
С одной стороны, Лелибел все-таки была страстью, с другой — слишком холодная на вид, а ведь должна была по идее быть воплощением самого сильного чувства, самого стремительного и быстрого.
- Лави придурок! Изменник! И бабник! - Эпитеты были схожи с теми, которые применил Комуи по отношению к Кроссу, но никто на это не обратил внимания, все-таки ведь молодой историк тем и отличался, что бегал за девушками, но Линали, дабы немного помочь другу расслабиться, решила это опустить, за что и получила реакцию вроде кипящего от гнева Канды, который судорожно сжимал меч.

Через три с половиной часа после начала заседания женского клуба невеселых и ненаходчивых, в относительно трезвых не было никого. Разве только Лелибел все еще сидела и удерживала пьющую вино Роад на коленях.
Канда, все еще сидевший на стуле с выражением лица: «Убью Лави!» и такой же надписью маркера на лезвии меча.
Аллен продолжал в подробностях рассказывать спящей Линали о том, почему у него такая сильная неприязнь к коже и меху. Линали, под бдительным присмотром Лелибел тихо и мирно спала, осушив половину бутылки текиллы — слаба была еще девушка на принятие таких крепких напитков.
Крори спал под столом в обнимку с Джасдеро, что смотрелось крайне мило со стороны, хотя зрелище и было не для слабонервных.
Комуи... он мстительно представлял, что очередная пустая бутылка, это его неверный маршал и разбивал ее — множество осколков покоилось уже на столе и полу, грозя впиться кому-то в ногу.
В общем все девочки были пьяны и готовы к употреблению в теплом виде.
Чем и воспользовались злые до невозможности парни.

Мало того, что Кроссу и Тики понадобилось около пяти часов, что бы выследить беглецов, так они еще и везде нарывались на бомбы, разбросанные заботливой рукой какого-то чудака, который пока еще был жив. Но только пока, потому что хищные големы Тики уже исправляли этот досадный промах.
После начала поиска, через два часа, к ним присоединился Дебитто — все-так найти идиотов было легче, когда глаз было больше. Все помещения были осмотрены тщательно и основательно. И только пришедший позже всех Лави сообразив, вспомнил вечно закрытое помещение комнаты совета.
Конечно же, первым желанием было устроить разнос, но стило только открыть двери, как перед ними предстала картина спящих парней.
Лелибел, увидев их, встала и положив одну девушку на другую, без проблем подняла обеим на руки, пройдя мимо парней ледяной статуей. Однако Тики видел, что стоило им хоть как-то коснуться красавицы и ее девочек — им в лучшем случае не жить.
В общем, Лелибел махнула головой, отбрасывая волосы, и ушла.
Самым первым отошел Дебитто. Взяв за шкирку Джасдеро и Дебитто, он выволок их по полу в неизвестном направлении.
Приход Тики был связан с нелепым лепетанием Аллена, закончившийся обнимашками — когда удовольствие Ноя взял молодого экзорциста на руки, тот прижался к нему и стал что-то нежно шептать о том, как ненавидит спиртное.
Комуи был бесцеремонно закинут на плечо и унесен под свои громкие крики на счет того, какой Кросс все-таки бабник.
В комнате остались только Лави и Канда. При чем тяжелый взгляд последнего не предвещал ничего хорошего, для молодого историка.

- Ты чего пришел? - Такое впечатление, что Канда и не пил — его голос был спокойно трезв, а глаза по прежнему полны ненависти и ярости. Но на Лави? Или все-таки на себя? Книжник не мог дать на это ответ, и сколько бы книг о чужих отношениях он не прочел, всегда убеждался лишь в том, что любить гордецов — это сложно — они всегда и все делали на зло, заваривали кашу... и даже в самые ответственные моменты не сдавались. И никогда никого не слушали.
- Пойдем спать, Юу. - Может терпением книжник и не обладал, но было у него одно лишь качество, которое наверное стоило в нем ценить — он все понимал. И поэтому не злился даже в такие моменты.
- Знаю я тебя... Все будет как обычно. - Прошипел мечник и тряхнул распущенными волосами, что бы убрать их с глаз. Надо наверное отметить, что вместо того, что бы спокойно так сидеть, Канда держал в руках меч, и пусть тот немного трясся, это опасности не убавляло. - Как обычно. - Повторил он. Рука дрогнула и меч опустился, а сам Юу кажется ушел куда-то... потому что глаза его внезапно приобрели вид кукольных — словно он находился в прострации. И как уже неоднократно было, Лави поднял его на руки, что бы отнести в спальню.
Где-то на середине пути принцесса пришла в себя и стала интенсивно вырываться. Но все попытки были встречены лишь спокойствием — Лави целеустремленно шел в какую-то комнату.
Когда дверь в комнату открылась, Когда и вовсе чуть ли не пинаться стал. Однако ему на удивление, Лави положил его на кровать... и накрыл одеялом. Юу лежал с открытым ртом — он-то ожидал, что сейчас ему снова придется отстаивать свою невинность — точнее ее отсутствие, но суть понятна, - а тут его накрыли одеялом и по голове погладили, чего он бы не допустил, не будь так сильно удивлен.
Лави же пересел на стул. И спустя пару минут, заснул в весьма неудобной позе.
А Канда чувствовал себя идиотом. Пьяным идиотом, который из-за собственной дури не мог просто сдаться на волю чувств.
И что уж скрывать-то? Возбуждение все еще бродило по телу после не совсем удачного приема афродизиака не по своей воле.
Но сейчас дело было даже не в наркотике... дело было в том, что сейчас он действительно хотел заняться любовью.
«Ну вот, приехали! Еще недавно готовы были с криками и драками отстаивать невинность, а сейчас готовы сдаться на волю чувствам?»
Да, Канда немного запутался в собственным чувствах, да и даже сейчас не думал, что распутался, просто ему казалось... что что-то он делала не так раньше... раз сейчас ему казалось все это правильным.
- Лави. -Тихо позвал он.
- А? - Как и следовало ожидать, книжник мгновенно проснулся, еще толком не успев заснуть. - В чем дело?
- Ложись, мне холодно. - Проворчал краснея парень, и лишь бы не видеть удивления не любимом лице, повернулся лицом к стенке.
Но даже такого намека похоже книжник не понял. Он спокойно лег на кровати, тихо вздыхая и немного ворочаясь в тесном пространстве.
Пятнадцать последующих минут гордость спорила с желанием.

URL
2011-11-27 в 21:10 

antananariva
Затем, извините, ваши семь минут истекли.
А потом, Канда просто послал все на волю случая. И повернувшись лицом к книжнику, поцеловал его. В который раз он первым начинает?
Даже такого поцелуя хватило на то, что бы Канда оказался на спине, прижатый к постели уже не в первый раз горячими руками.

День шестой или Осталось немного.
Пейринг: Тики\Аллен, Лави\Канда, Кросс\Комуи.

Утро встретило Канду невероятным теплом, разливающимся где-то в районе живота и груди, а еще хорошим настроением. Он лежал рядом с Лави, а тот спал, прижимая его к себе как хрупкую куклу. Наверное это и было чем-то вроде счастье?
Может быть, если бы голова не болела жутко и если Канде не было стыдно за то, что было, то день можно было бы назвать просто великолепным.
Но увы и ах, у мечника была одна особенность — он никак не мог спокойно говорить о своих чувствах, как тот же Лави. Для Канды же сказать... ну хотя бы «люблю» - было непосильной задачей, требующей полной отдачи от себя... ну и пожалуй элементарного понимания того, что любовь, между кем бы она не была — самое прекрасное чувство, что есть на этом свете. Чувство, которого не надо стеснятся.
Канда, как бы обидно это не было, этого не понимал. И понимать не хотел, потому что при одной мысли о том, что он говорит что-то настолько смущающее Лави... заставляла его уши краснеть вместе с лицом.
- В чем дело, Юу? Тебе плохо? - Лави приоткрыл один глаз и затуманенным взором смотрел на то, как Канда то сжимает простынь, то стискивает зубы, а то и вовсе чуть ли не воет, и еще краснеет и бледнеет со страшной скоростью перехода одного состояния к другому.
- Все хорошо. - Сказал он, привычно раздражаясь на то, что чтобы не делал Книжник младший, он все делает не к месту и не вовремя. - Все в полном порядке. - Процедил он сквозь зубы и решительно встал с кровати, потопав в чем мать родила к своим вещам. При этом ему было похоже абсолютно все равно, что на него смотрят. Или он этого просто не замечал. Лави склонялся к последнему.
- Завтра все закончится! - не понятно на что злясь, сказал Канда, напяливая на этот раз свои штаны и кофту. Муген привычно лег в ножны, принесенные заботливым книжником.
Канда поймал себя на мысли, что даже немного привык к тому, что Лави порой предугадывает его желания. Пусть не сразу, и пусть такие нелепые — но все равно угадывает.
- Я пойду пройдусь. - Прошептал мечник убийственным тоном, который предполагал, что если Лави попробует последовать за ним, то владелец мугена будет не прочь решить все свои проблемным одним махом меча.
- Да. - Может историк-младший и ко многому привык, но все-таки порой ему казалось, что вся эта затея с Юу — пустая трата времени — слишком живуч был в японце страх быть непонятым, скрытый, но существующий.

Идя куда глаза глядят, Канда, что его уже не удивило, встретил сидящего на подоконнике Аллена. Тот преспокойно ел персик и смотрел куда-то вдаль.
- Не спи — упадешь, мояши. - Громко, намеренно громко сказал он экзорцисту. Но тот на это отреагировал так же как в прошлый раз — сдержанно посмотрев в его сторону и протянув другой персик из корзинки рядом.
- И тебе доброе утро. - Что-то у малявки был подозрительно отсутствующий вид, такое впечатление, что он даже не замечал оскорбления и подколки, отправленный в его адрес. Неужели Тики занялся его перевоспитанием? Или мысли парня были настолько далеки от реальности, что до его мозга было не достучатся?
- В чем дело? - Аллен с самым глубокомысленным видом созерцал японца, при этом глаза его были все еще задумчивы.
- Не твое дело! - Почти прорычал, но персик взял — есть хотелось жутко, да и голова все еще болела. Было довольно удивительно понимать то, что не смотря на то, сколько они выпили алкоголь отражался лишь на самочувствии и никак не на состоянии тела, хотя некоторая излишняя мягкость и слабость присутствовала.
- Ты чего здесь делаешь? - Спросил он Канду, все еще лениво потягиваясь и с удовольствием жуя сочный плод.
- Я же сказал, не твое дело. - Жуя персик, повторился мечник.
- Тогда чего расселся, иди дальше. - Казалось ничего в этом тоне и нету, но сорвать на кого-то злость надо было, да только стоило ему сделать один выпад, как лезвие меча коснулось черной и холодной словно сталь руки — даже не надо было активировать невинность — одна сталь против другой — нет никакой надежды на то, что хоть кто-то проиграет. - И злость на мне тоже прошу не выражать. - Прошептал он, все еще продолжая глядеть в даль. Я что, виноват по твоему, что ты не можешь сказать Лави, те-самые-слова? - И он так хитро улыбнулся, что желание врезать ему по морде многократно возросло.
- Прибью. - Он собирался было, активировать невинность, впрочем Аллен тоже, но....
- И что тут происходит? - Белый джокер уже был на руках у Тики — стоило мне отойти, как ты тут же ввязался в ненужную драку. - Аллен даже возражать не стал. Присмирел так, даже улыбнулся широко.
Говорить куда они пошли, наверное и не стоило бы... но тем не менее, надо было отметить, что на все это Канда смотрел самыми что ни наесть удивленными глазами. Он не верил, что кто-то может так просто смириться с тем, что его как девочку маленькую несут.
- Это любовь, Канда, любовь. - Сказал Аллен на по следок и они скрылись прежде, чем мечник успел хотя бы что-то сказать... а точнее крикнуть.

Смотря, как Кросс под ручку с Комуи крадется по направлению к лифту, с самым хитрым выражением лица, Канда решил, что не пойдет никуда больше и... может вернется? В итоге он остался сидеть на какой-то развалине.
Но гордость все еще сражалась с чувствами за право преобладания.
На стороне гордости была жизнь — он жил своей гордостью и долгом.
На стороне чувств — тот факт, что вместе они с Лави уже пару лет. Слишком долго, что бы это было лишь плотское влечение. И если обычно это было легко уладить — то теперь, когда он уже раз сто успел услышать слова «люблю» со стороны Лави, было сложнее что-то для себя решить. Если он ничего не скажет, то Лави может подумать, что он ему параллелен. А это не правда. Но как сказать? Что сказать?
- Решаем проблемы мировых масштабов?
Канда поднял глаза и посмотрел на Линали, стоящую рядом. Конечно, вид у нее был еще тот — чего только стоят шикарные засосы на открытой шее и плечах и множество мелких царапинок, как от кошачьих ногтей. Глаза немного уставшие, но довольные, а вид как у разомлевшего зверька. И улыбка под стать.
- Что-то типа. - С девушкой у него были еще терпимые отношения. Правда он не ожидал, что она неожиданно так вот вольется в коллектив Ноев. Надо заметить, никто кроме пожалуй Аллена и ее не стал вообще общаться ни с кем из семьи Ноя.
О том, что Лави напился вместе с ней — никто ему не сказал, иначе незадачливого экзорциста не было бы в нашем живом мире.
- Что-то случилось? - У Канды действительно создалось впечатление, что все записались ему в личные психологи, что не день, то постоянно кто-то издевается, что не человек, так обязательно с вопросом «Все ли в порядке?»
В некотором роде, это наверное могло Канду и порадовать, но он лишь испытывал вечное раздражение на то, что у него такой вид, который пробуждает во всех психологов.
- Ничего. Все хорошо. - Он не хотел хамить девушке, тем более, что она была можно сказать ему другом. К тому же обладала той чертой характера, которая всегда нравилась Канде — внутренней гордостью. Ее нельзя было назвать такой уж горделивой, но было в ней что-то, что заставляло Канду уважать ее, даже не смотря на ее фобии.
- Понятно. - Прошептала она. - Знаешь, а ведь Лави завтра уезжает.
- А разве завтра не выходные? - Канда вроде слышал про неделю.
- Да, завтра последний день. Но Граф заберет всех раньше — что бы успели проспаться. - Она улыбнулась. - Так что завтра нас всех потихоньку растрясут. Может даже брат протрезвеет, что крайне вероятно — потому что отходит он быстро от алкоголя.
- То есть...
- Завтра Лави уже здесь не будет. Может успокоишься наконец. Этот день все-таки не бесконечен, даже Аллен с Тики и Кросс, а уж тем более Крори и Джаздеби это понимают. - Она встала и потянулась. - И я это понимаю. Поэтому мы все стараемся провести этот день с теми, кого любим.
Она ушла, оставив его одного.
А Канда? Он сорвался с места, как только исчез силуэт девушки. И побежал, сломя голову в комнату, где был Лави.
Но только оказавшись там понял — он не знает что сказать... последний день, да?
Значит не надо тратить его на разговоры.

Канда не думал, что застанет Лави там, где оставил. Ну уж точно не лежащего в той же позе.

URL
2011-11-27 в 21:12 

antananariva
Затем, извините, ваши семь минут истекли.
- Значит завтра ты уезжаешь, а мне сказать это никак не мог? - Спросил он, смотря в глаза парню.
- Юу... - Стал успокаивать его Лави, поднимаясь с постели, в чем мать родила, что уже в принципе не стесняло парня и даже не не приносило ему никаких неудобств.
- Почему ты мне не сказал?
- А это важно?
- Для меня да! - Он подошел вплотную к парню и обняв за шею, придал к себе. - Ну почему ты ничего не говоришь, а после этого еще требуешь от меня чего-то взамен? Почему ты не даешь мне времени сказать тебе? - Прошептал он.
= Что сказать? - В некотором ступоре прошептал Лави, поддерживая атмосферу интимности и тишины
- Что я тебя люблю. - Прошептал он — в конце концов уже завтра Лави тут не будет. - Сегодня балом правлю я! - Еле вырвал из себя слова Канда, толкая Лави на кровать. Благо тот был раздел и можно было обозревать полностью готовый к доставлению удовольствия эрогированный член.
Вспоминая все, что видел, Канда постарался в точности повторить движения головой, руками и языком. Может у него и не очень хорошо получилось, но чудя по громким стонам, это Лави нравилось, а следовательно доставляло удовольствие.
Стянув с себя одной рукой одежду, что было не сложно, Канда полностью отдался инстинктам. Когда член стал слегка пульсировать, он интуитивно сжал руку и стал слегка гонять шкурку, что было последней каплей. Лави со стоном кончил прямо в рот Канды.
Вкус спермы был приятный, но наслаждаться ей Канда не смог, потому что впереди было еще слаще.
Оседлав бедра парня, он вспоминал как это делал Комуи.
Когда головка члена уперлась в дырочку, Канда невольно сжал мышцы ануса, но постарался расслабиться. После чего, опустился на все еще стоящий член. И задохнулся. Замер на время, потому что ему казалось, что сердце бьется где-то в ушах.
- С тобой все в порядке? - Спросил он.
- Мне... дышать... сердце.... стучит громко. - Шептал он.
А Лави засмотрелся на картину, коей был Канда. Красивый, с капельками пота на коже, покрасневший и с пеленой на глазах. Великолепный.
Дальнейшие действия можно было описать лишь один словом... или фразой.
Это был уже не секс... это было ЛЮБОВЬ!

День седьмой или Game Over.
Пейринг: Водка\Коньяк\Пиво\Обсцент\Квас+Рассол. (на самом деле здесь слезные -а может и не совсем - расставания всех парочек).

И вот наступил последний день, когда настала пора прощаться.
Словно подснежники из под снега, искатель выползали из-под обломков разрушенных стен, горы бутылок и завалов всякого барахла.
Кто-то не особо успевший напиться, в последние разы прикладывается к бутылкам. Кто-то немного уставший от попойки уже предпринимал попытки встать и пройтись... что было не особо успешным. Кто-то, особенно не отличавшийся ни одним из вышеперечисленных свойств... продолжали спать под завалами барахла.
Парочкам пора было расставаться.

Джасдеро и Дебитто просто поцеловали покрасневшего Крори в щеки и исчезли в ноевом ковчеге, не сказав тому не слово, а может и сказав? Но этого все равно никто не видел и только Крори знал, что они все-таки сказали. Не сейчас, а гораздо раньше.

Кросс, как это не было странно прижал к себе хранителя, и поцеловал его. Вроде картинка-то умиляла, но он что-то прошептал Комуи на ушко и тот как с цепи сорвавшись кричал ему вслед все, что о нем думал. «Бездушная скотина» и «Треклятый бабник» - были почти что детскими словами по сравнению с тем, что кричал Комуи сейчас.

Тики... он слезно целовал руки Аллена, и обещал, что как нибудь постарается вырваться еще и навещать иногда любимого. Так же клятвенно дал обещание, что будет стараться попадаться на пути путешествия Аллена как можно чаще.
В итоге Графу пришлось собственноручно оттаскивать за шкирку мальчика, что бы тот не вздумал продолжить свой отпуск — и так уже потрудился достаточно.
- Не смей мне изменять! - В конце концов прокричал ему Аллен, а потом показал какой-то финт руками, который наверное что-то да значил, потому что Тики перестал дергаться и затих. - И запомни, мой глаз видит все! - Этого оказалось достаточно, что бы и без того серая кожа стала почти белой.

Лелибел и Роад наверное попрощались самым человечным из способов. Они обе, поочередно поцеловали Линали, сказали, что как-нибудь повторят это девичник и так же сообщили, что обязательно придут к ней — только пусть оставляет дверь открытой для них. Что Линали пообещала с радостью.

- Лави, нам надо идти. - Историк старший шел по направлению к лодке, которая должна была спустить их вниз, но его ученик все еще стоял и издалека смотрел за тем, как Канда разговаривает с Комуи — все-равно шанс того, что им дали бы одинаковые задания был очень мал... но все-таки Лави не привык терять надежду.
- Иду! - Сказал он, и в последний раз взглянув на статную фигуру мечника, шепнул. - Люблю тебя. - И повернувшись, побежал к лодке, где его уже давно ждал историк.

Тем временем....
Канда не мог позволить себе сейчас подойти к Лави... он не знал, как ему отреагировать на то, что было. Он сказал книжнику младшему, что любит его — на душе было спокойно, но все-таки некий стыд чего-то запретного мешал повторить эти слова. Ведь все так хорошо закончилось и не хотелось все портить нелепыми словами и обидами. Не хотелось заканчивать все криками.
Поэтому он и ушел. Поэтому Лави и не застал его утром.
И сейчас, хоть он и видел фигуру ученика историка... он все равно ничего не мог с этим поделать — он не мог справиться с чувством того, что что-то может испортить.
Украдкой взглянув в его сторону, он увидел, как тот что-то ему сказал, совсем тихо... даже не на привычном английском. Расстояние было не так далеко, поэтому прочитать это по губам ему ничего не стоило. Все равно, Лави это не видел.
- Ай...шу...те...ру. - Прошептал про себя Канда и поняв, что сказал Лави, покраснел.
- Канда-кун, с тобой все хорошо? - Комуи был уже почти спокоен от выходки Кросса.
- Да. Подождите. - Канда бросился к выходу, там, где лестница вела к реке и увидел садящегося в лодку книжника и его ученика.
Но прежде, чем ученик сел, Юу успел схватить его за руку, а когда тот повернул голову, что бы посмотреть, в чем дела, поднявшись на цыпочки поцеловал его. Лави конечно немного офигел, но тут же поддержал идею, которую не смог бы осуществить без согласия Канды, просто потому, что знал его нрав.
- Я тоже тебя люблю. - Прошептал он по японски. И толкнув его в лодку, повернувшись ушел.
- До свидания, Юу. - Радостный как никогда сказал он вслед удаляющейся фигуре.
- До встречи, ученик книжника. - Прошептал мечник.

Конец.

URL
2011-11-28 в 17:56 

<Aliskin>
Эта такая прелесть))) Мне очень понравилось, прочитала на одном дыхании. Такой позитив теперь, и пусть они попрощались, но ведь еще встретятся когда-нибудь. Улыбнуло просто) :D
В цитатник, однозначно)

2011-12-02 в 00:38 

Бака усаги Кроль-тян
Замечательная история..
Офигенная неделя..
Интересные парочки..
Ваахъ.. Автор, вы прекрасны и фантазия у вас богатая..=))

2011-12-13 в 19:36 

antananariva
Затем, извините, ваши семь минут истекли.
автор того фанфика Anasteischa Milleniym Reisoran, она, кстати, указанна.

URL
     

Просто чтобы было.

главная